Стас, как вы расцениваете ситуацию в СМИ?

Куда мы катимся, даже сложно представить. Ситуация не самая лучшая. К сожалению, безнаказанность порождает вседозволенность. Для многих изданий некомпетентность и вымысел стали нормой. Можно публиковать любой бред и не нести за это никакой ответственности, совершенно не заботясь о нанесенном моральном ущербе и вреде деловой репутации. Для многих журналистов стало считаться определенным шиком залезть в чужой дом, подсмотреть в замочную скважину, вытащить на свет чье-то грязное белье. Не серьезные публикации стали отличать грамотных журналистов, а низкопробные и уродливые, ничего общего не имеющие с элементарными моральными нормами…

Рейтинг — это зло или необходимая единица измерения?

Единица измерения чего? Мне не очень понятно, что и зачем мне нужно измерять. Я просто сочиняю и результаты своего творчества выношу на суд зрителя. Кому нравится, приходят и слушают, кому не нравится, не слушают, и что тут мерять? А главное, зачем? Писать на заказ я все равно не умею, так что измеряй, не измеряй, в моем случае это вряд ли что-то изменит. Возможно, в других сферах это важно и объективно необходимо, но я не специалист, чтобы судить об этом.

Если бы в ваших руках был определенный карт-бланш, что бы вы изменили в СМИ?

Я бы постарался ввести личную ответственность для журналистов и, разумеется, изданий за публикуемую информацию. Ввел бы самые жесткие санкции за недобросовестные публикации. Рекомендовал бы создать черные списки тех, кто подобные публикации допускает. Сделал бы так, чтобы врать стало невыгодно и крайне обременительно в финансовом плане. Я не против свободы слова. Но необходимо четко понимать, что свобода — это не вседозволенность, и за свои слова необходимо отвечать.

В чем искусство интервью? В вашей практике было больше плохих или хороших интервью?

Искусство интервью — избегать глупых, шаблонных вопросов, суметь раскрыть собеседника как личность, постараться показать его внутренний мир… по крайней мере, мне так кажется. Когда я слышу: «Расскажите о ваших творческих планах», — я теряю к беседе интерес.

Возникают ли моменты, когда вам не хочется общаться с журналистами и почему?

Я не против конструктивного диалога, разумного общения на самые разнообразные темы. Почему люди, вызывающие у общества интерес, не хотят общаться со СМИ? Не по заносчивости или капризности! Сами же журналисты приложили все усилия к тому, чтобы любой разумный человек старался свести это общение к минимуму или вообще его избегал. Беспардонная назойливость, с которой они вторгаются в личное пространство, естественно, вызывает антагонизм. Или честно смотрят в глаза, обещают согласовать каждое слово, клянутся всем святым, что ни капли неправды, а публикуют такое, что просто диву даешься!

Ваше отношение к нецензурной лексике?

Я считаю, что люди совершенно спокойно могут общаться, не применяя ненормативную лексику. Словарного запаса для выполнения этой задачи вполне хватает. Несогласен, когда нецензурщина позиционируется как некий национальный атрибут, без которого мы не можем прожить.

Видите ли вы будущее у печатных СМИ, или Интернет вытеснит их?

Думаю, что у каждого вида будут свои сторонники и противники. С появлением электронных книг не исчезли ведь обычные. Я знаю многих людей, которые предпочитают читать классический, печатный вариант и негативно относятся ко всем другим.

Что сейчас происходит в вашем творчестве?

В творчестве происходит, что и всегда. Пишу новые песни, начал подготовку к записи пластинки, активно работаю в своем продюсерском центре. Подопечный пока у меня всего один, но парень талантливый и перспективный. Скоро начинает самостоятельную гастрольную деятельность. Уверен, он сумеет найти дорогу к своему зрителю. Зовут молодое дарование Максим Олейников. Так что дел хватает.

Алгоритм вашего успеха. Каков он?

Нет никакого алгоритма. Каждому Бог дает талант и свободу этим талантом распоряжаться. Так что не надо лениться, и все получится.

А пожелания журналистской братии?

Дорогие наши журналисты, делайте свое дело, только делайте его честно. Пишите про кого угодно, и про меня в том числе, но пишите правду. Не унижайте ложью ни себя, ни своего читателя. Любое зло, а клевета — одно из первостепенных зол на земле, обязательно вернется к тому, кто его творит. Со временем вам непременно будет стыдно: нельзя обливать грязью ни в чем не повинных людей. В погоне за дешевыми, придуманными сенсациями, оскорбляя неправдой людей со страниц своих изданий, вам никогда не добиться профессионального роста и не заработать доброго имени!

Случались ли у вас неприятные прецеденты в СМИ?

К сожалению, они были, и было их много, но мне хотелось бы закончить на позитиве — с надеждой, что со временем подобные прецеденты сойдут на нет, и журналистика будет пускай и одной из двух самых древних профессий, но всеми любимой и уважаемой.